Главная Знай наших... ЕСЛИ БЫ КАЖДЫЙ ПОНИМАЛ, ЧТО КОВРОВ – ЭТО ЕГО РОДНОЙ ДОМ!

ЕСЛИ БЫ КАЖДЫЙ ПОНИМАЛ, ЧТО КОВРОВ – ЭТО ЕГО РОДНОЙ ДОМ!

опубликован manager

Как в двух словах определить, что же такое ЖКХ – аббревиатура, которая в России давно стала нарицательной. Большинство жителей ничего хорошего от коммунальной сферы не ждет. Хотя на деле исправное ее функционирование обязано обеспечивать людям комфорт, чистоту, безопасность. Само название «ЖКХ» говорит о многом, в нем ключевое слово — «хозяйство». И это предполагает хозяйское — то есть бережное и рачительное отношение к делу. Коммунальная сфера объединяет многое: и уборку, и разнообразный ремонт, и озеленение, и благоустройство. Пожалуй, более обсуждаемых тем в жизни города нет… разве что случится какое-нибудь резонансное происшествие. Но, как и любую другую, сферу ЖКХ «делают» люди, которые в ней работают.

Герой нашего материала жилищно-коммунальное хозяйство Коврова и все его проблемы знает не понаслышке. На вопросы «ЗТ» отвечает лезгин по национальности, заслуженный работник ЖКХ Российской Федерации Заидин Асваров. Не лишне будет напомнить, что Заидин Джамалдинович отвечал за работу ЖКХ в нашем городе при двух мэрах.

«Если бы каждый в городе относился к Коврову, как к родному дому, думаю, проблем было бы гораздо меньше», — заметил во время интервью Заидин Асваров. «Каждый», на наш взгляд, — это не только о рядовых ковровчанах, но также о тех, кто занимает в городе различные должности и посты. Так сказать, по мере сил и возможностей. Для кого-то просто: не сломать, не разбить, не бросить бумажку и главное — воспитать в этом же духе детей; а для кого-то и делать гораздо больше, и думать масштабнее, чтобы людям было комфортно здесь жить, чтобы молодежь не стремилась уезжать из Коврова, чтобы не сыпались бесконечные жалобы на дороги и тротуары, «глухих» чиновников, высокие цены…

От общей  позиции — «Мой город – мой дом!» — все только бы выиграли. Хотя о чем я? Утопия! Но в этом, пожалуй, главный посыл этой публикации…

***

Для Заидина Асварова Ковров когда-то был совсем чужим городом. В небольшой городок Владимирской области молодой дагестанский парень был направлен по распределению после окончания Харьковского политехнического института. В кармане лежал диплом, в нем прописана не слишком популярная среди молодежи, но всегда нужная специальность — «теплоэнергетика, теплотехника», за плечами уже была служба в армии, а рядом — молодая семья. После горных красот Дагестана, миллионника Харькова, брызжущего солнцем Баку скромный Ковров показался нашему герою серым и скучным. Но делать нечего. На дворе тогда стоял 1985 год…

— Трудиться мне предстояло на КЭЗе, — вспоминает спустя годы мой собеседник. —  Предложили отдел главного энергетика, однако меня потянуло на производство. В цеху мне дали замечательного наставника. Директором завода в то время был Николай Юрыгин. В начале трудового пути, когда еще не во все тонкости вник, работа не сказать, чтоб захватывала, зато потом… хотелось даже, чтобы сутки стали длиннее. На производстве отработал около десяти лет. Затем меня направили начальником в ЖКО экскаваторного завода, там очень сложно было на тот момент. Середина 90-х… Дела на заводе шли не очень, зарплату людям платить стало нечем. Перед нашим коллективом встал выбор: остаться или всем вместе перейти на муниципальное предприятие. Выбрали второй вариант. Так в 1998 году я стал директором МУП «Жилэкс».

Рассказывая про тяжелые 90-е, про начало 2000-х, Заидин Джамалдинович вспоминает, что затянувшийся «переходный период» не внушал в эти годы людям оптимизма. Были и веерные отключения, и случаи, когда негде было взять для замены даже отрезок трубы; котельную могли отключить за долги… Приходилось каждый раз искать выход из ситуации, принимать сложные решения, договариваться… Но, как говаривал Соломон, и это прошло… Котельные постепенно модернизировали, да и законодательство не стояло на месте. Не без гордости Заидин Асваров рассказывает, что в итоге ему удалось не только стабилизировать работу «Жилэкса», но и вывести его в передовые предприятия коммунальной сферы Коврова, за что в 2002 года  он был удостоен звания «Человек года», получил губернаторскую благодарность и в 2006-м — звание «Заслуженный работник ЖКХ РФ».

В 2007-м Заидин Асваров был назначен заместителем главы в администрацию города.

— Интересный период был, — продолжает рассказывать он. — Чтобы максимально использовать возможности, которые нашей сфере предоставляло тогда государство, я начал глубоко изучать законодательство. Самым сложным объектом стал для меня в тот период мост через Клязьму. Хотя за время ремонта критики от людей наслушался много: ремонтировали мост летом, было жарко, многим хотелось ездить купаться.

С мэром Ириной Табацковой Заидин Асваров проработал два года, потом уволился по собственному желанию, не сойдясь с работодателем в принципиальном вопросе. Еще через два года в городскую администрацию его пригласил новый мэр города Виктор Кауров.

— Мне тогда возвращаться на должность не очень хотелось, но Виктор Романович пообещал: временно, — вспоминает мой собеседник.

В результате «временно» растянулось на целых четыре года.

***

Говоря про коммунальные проблемы города, Заидин Асваров на первое место ставит отсутствие в нем «ливневки».

— Дороги, благоустройство, которые сейчас делают, безусловный плюс, как и то, что частично удалось решить проблему со сбором мусора. Но вот ливневая канализация… Это такая проблема, которая была, есть и, думаю, будет. По крайней мере, еще долгие годы. На момент моего первого «прихода» в администрацию глобальный проект, который охватывал бы весь город, оценивался в 600 млн рублей. Все мэры, кто приходил на должность, говорили о необходимости реализовать проект ливневой канализации, но подступиться к нему так никто и не смог. При Табацковой локальные системы были сделаны на ул. Ватутина и в районе военного городка, при Каурове сделали ливневую канализацию от ул. Подлесной… То есть делали понемногу в разных местах.

— А вообще в городе ливневую канализацию сделать возможно?

— Думаю, да, но это должна быть муниципальная программа с участием регионального и федерального бюджетов, рассчитанная на несколько лет. Город нужно разбить на секторы. Ремонтируя или строя дороги, сразу прокладывать канализационные сети, строить сооружения, которые будут принимать эти стоки и перекачивать в Клязьму.

Среди других, не столь очевидных глазу проблем, Заидин Асваров назвал ветхие коммуникационные сети, а еще дороги, и не только их ненормативное состояние, но и загруженность с учетом того, что по городу постоянно идет транзитный транспорт в другие регионы.

— Моя трудовая деятельность в Коврове практически полностью связана с коммунальной сферой: до 94-го года на производстве, позже – непосредственно в коммунальной структуре, потом – организация и управление (шесть лет работы в администрации), а потом снова – в коммунальной структуре. Успехов чужих не присваиваю, но есть и награды, и достижения, есть реализованные проекты. Помню, когда в первый раз уволился из администрации, СМИ занесли меня в список «Потери года». Честно говоря, было приятно, значит, мою работу ценили. А работы как раз я никогда не боялся – с детства родители так воспитали. И хотя Ковров действительно стал для меня родным домом, где я реализовался, но с возрастом все чаще и чаще тянет в места детства и юности….

***

Горное селение Кара-Кюре, что в переводе означает «Черная крепость». Дух захватывает от величия природы, алыми маками устланы склоны гор.

— Семья у нас была многодетная, девять детей, — рассказывает Заидин Асваров, — мама – домохозяйка, отец — заведовал магазином. Воспитание было строгое. Старшие дети смотрели за младшими. С утра до вечера каждый в меру своих возможностей помогал родителям, трудились не покладая рук.

Хозяйство было большое. Дома в горных и предгорных районах Дагестана обычно стараются строить ввысь. Вот и у родителей Заидина Асварова дом был каменный, двухэтажный. Однако на первом этаже содержался домашний скот. Это для всех в то время было обязательным, семья, которая не держала скотину, соседями осуждалась.

— Самыми популярными домашними животными у нас были овцы. Некоторые могли держать и сто, и больше овец. Но пять или десять овечек были у всех. Это и мясо, и шкуры, и шерсть. Когда холодильников не было, мясо, заготавливая на зиму,  обычно сушили. Жили больше натуральным хозяйством. Коров тоже держали, хотя бы одну. Выращивали фрукты и овощи: капусту, картофель, яблоки, сливы. А вот персики и виноград, которыми славится Дагестан, у нас не росли – эти фрукты выращивают в районах пониже. Хлеб в семье пекли сами. Однако проблемой была мука.

Про родителей Заидин Асваров говорит так: они сами были люди начитанные и нам, детям, прививали любовь к книге, призывали учиться, а затем своим трудом добиваться поставленных в жизни целей. Наш герой отмечает: все младшие Асваровы поставленную папой-мамой задачу выполнили  – получили образование, состоялись каждый в своей профессии.

Одним из самых ярких воспоминаний детства для Заидина Джамалдиновича было восхождение на четырехтысячник Шалбуздаг. Это одна из самых высоких вершин Дагестана. Подниматься на нее можно только в особый период – всего несколько летних недель, в другое время священная гора к себе не пускает.

А так, конечно, края, в которых вырос мой собеседник, богаты опасными горными речками, серными источниками (температура воды + 50°)  и головокружительными видами, которые часто закрывает собою плотный туман…

***

Окончив школу в Кара-Кюре, Заидин Асваров в 1976 году ушел в армию. А после вернулся в родное селение, где его ждала невеста. Друг друга молодые люди знали еще со школы, только Семнара училась в классе на два года младше. Свадьбу сыграли, как принято у дагестанцев – с размахом, гуляли два полных дня. Первый день обычно считается днем жениха, второй – днем невесты, когда уже молодой джигит забирает свою половинку из дома. Приглашают на праздник всех: и родных, и соседей – два дня звучит национальная музыка, гости танцуют, угощаются, дарят деньги…

Старший ребенок в семье Асваровых  — дочь Оксана – родилась еще в Дагестане, сын Руслан появился на свет в Коврове. Своих детей Заидин Джамалдинович старался воспитывать так же, как воспитывали родители его самого: прививать безусловное уважение к старшим, любовь к учебе, спорту, любому труду.

— Кстати, когда я только устроился на КЭЗ мастером, а рабочие в цехе были постарше меня, мне очень тяжело было ставить перед ними задачу. Воспитан был так: если человек старше, я не должен говорить, что ему делать. Это в себе пришлось преодолевать, иначе не смог бы работать. Тем не менее, стараюсь всегда говорить с людьми деликатно. Мы постарались воспитать детей в духе национальных традиций. Но я и не ортодокс, знаю, что новое время диктует свои законы. Однако надеюсь, что в детях и внуках – у меня внук и две внучки (а скоро должна родиться еще одна) – хоть немного будут присутствовать и наши черты.

***

И, пожалуй, любовь Заидина Асварова к спорту можно тоже назвать национальной чертой. Не зря же есть анекдот про то, что чемпионат мира по вольной борьбе выиграть легче, чем чемпионат Дагестана по этому виду спорта. Занимаясь с детства вольной борьбой, наш герой в юности стал кандидатом в мастера спорта. И сегодня, несмотря на седьмой десяток, даст фору молодым. Зимой лыжи – 700-800 км за сезон, летом плавание – без отдыха по километру за раз.

— В Дагестане большинство мужчин с детства серьезно занимаются спортом, — продолжает он. – Даже если ты не спортсмен, обязательно должен подтягиваться на турнике – то есть, «по-любому» держать себя в форме. Когда Дагестан «открылся» для россиян, многие удивлялись: везде турники, спортплощадки. Молодые люди могут арендовать футбольное поле и гонять по нему мяч практически до темноты.

— Часто ездите на родину?

— Стараемся, если не каждый год, то раз в два-три года там бывать, — отвечает Заидин Асваров. — В родительском доме сейчас живет младший брат. У нас так принято: кто остается с родителями, того и дом. Никакого дележа, наоборот, остальные родственники стараются младшему помогать. От русских, побывавших в Дагестане, часто слышу: «Мы не знали, что у вас так хорошо!» Это радует, лезгины и вообще дагестанцы – гостеприимный народ. Ну а я, отдохнув, всегда возвращаюсь домой – в Ковров…

Инна БУЛАТОВА.

Фото Бориса НИКИТИНА и из открытых источников.

0 комментарий
0

Вам может понравиться