Главная Знай наших... ЧЕЛОВЕК ВОЕННОЙ ЗАКАЛКИ…

ЧЕЛОВЕК ВОЕННОЙ ЗАКАЛКИ…

опубликован manager

Есть люди, которые на виду, а есть такие, которых, вроде, не видно, но без них на работе и «гайки не крутятся», и «процесс не идет»… Они тихо, незаметно делают свое дело, и в результате все получается. Когда в позапрошлом году директор МКУ «УГОЧС» Игорь Догонин получал звание «Человек года» в номинации «Образцовый руководитель», в одном из интервью он признался, что во многом обязан наградой своему заместителю Ильдару Габдрахманову. «Он работает в управлении 20 лет, несет на своих плечах огромную нагрузку. Можно сказать, моя награда – его заслуга. Спасибо, коллега!» Сегодня и мы хотели бы познакомить наших читателей с Ильдаром Рафиковичем. Его фамилия регулярно мелькает на страницах газет, но как-то все вскользь… А между тем, во многом благодаря ему Ковров по линии ГОиЧС регулярно становится лучшим муниципалитетом в области.

Сегодня новый герой проекта «Национальный колорит. Формула успеха»…

Родился Ильдар Габдрахманов в Поволжье  – в татарской многодетной семье, в поселке Петровское Марийской АССР (на сегодняшний день – в Марий Эл). Треть жителей этого села были русские, треть – марийцы, треть населения – татары… Когда мальчику еще не исполнилось десяти лет, семья переехала в Красноярский край. Именно с этим местом Ильдара Рафиковича связывают юные годы. Представьте глухой таежный поселок Степановка в предгорье Саян, минимальные блага цивилизации, но огромные богатства природы… Тут тебе и горы, и извилистая горная речка Кунгус. Немногословный Ильдар Габдрахманов с удовольствием говорит про детство:

— Уходили с друзьями летом в тайгу или рыбу ловить. Вообще, река была центром нашего мира, из воды нас не вытащишь — буквально пропадали на берегу. Жгли костры, ловили рыбу, купались. Уже губы синие, а мы продолжаем! Вот в таком духе и проходила летняя жизнь!

Сейчас большинство мальчишек об этом могут только мечтать. Конечно, определенная цивилизация в поселке была – летал самолет. Но вот дорог и электричества долго не было – свет по ночам давал генератор. Лес вокруг поселка – непроходимые дебри, родители и приехали туда — в леспромхоз. Население смешанное: русские, немцы, украинцы, белорусы, татары…

— Когда-то в эти места отправляли ссыльных, которые и оставались там навсегда. В 50-х годах 20-го века был лагерь, куда кроме заключенных, привозили неугодных власти выселенцев и раскулаченных.  Они смешивались с местными, рожали детей. Еще был этап активного переселения в Сибирь жителей Украины и Белоруссии, с центра России, — рассказывает Ильдар Габдрахманов. – Все это вместе определило многонациональный характер села. В классе учились не только украинцы, белорусы, но даже китайцы! А в целом народ в Степановке был очень мирный и дружный – люди, которые по первому зову приходили друг другу на помощь…

Наследник Суворова

Когда Ильдару исполнилось 14 лет, отец предложил ему поступить в Суворовское училище. Сам фронтовик и разведчик, воевавший под Сталинградом, Рафик Габдрахманов очень хорошо относился к военным и своим предложением, можно сказать, определил сыну судьбу.

— Я, естественно, согласился. Помню, в первый год учебы было тяжело – чуть ли не каждый день письма домой писал. Потом привык, — продолжает рассказывать Ильдар Габдрахманов. — Нагрузка в училище была колоссальная — каждый день учеба, самоподготовка по девять и больше часов — но и преподаватели замечательные. До сих пор многих помню! Например, математику у нас преподавала Маргарита Васильевна Петухова, строгая, но одновременно очень добрая, она и сейчас жива. В основном же у нас, курсантов, в училище были преподаватели-офицеры, много чисто военных предметов. Однако были и кружки по душе – помню, любил литературный кружок. Готовили выпускников-суворовцев и как военных переводчиков. Мне довелось учиться в немецкой группе, на этом языке нам преподавали и литературу, и химию, и другие предметы, в конце учебы по переводу сдавали экзамен.

Конечно, суровое воспитание и с юных лет армейская дисциплина закалили характер Ильдара Рафиковича на всю жизнь, серьезная подготовка не раз помогала. После Суворовского он поступил в Омское высшее военное общевойсковое командное училище и там оценки по всем предметам уже получал автоматом, настолько дальнейшая учеба давалась легко. Получив диплом с отличием, молодой лейтенант с одноклассницей из Степановки Соней сыграл свадьбу, и молодожены отправились в ГДР — к первому месту службы новоиспеченного мужа.

— Знание языка мне там очень пригодилось. Жили в Тюрингии, в городе Намбург. В Германии я мог наблюдать всю мощь нашей советской армии. Постоянно проходили большие учения: дивизионные, полковые, в каждых из них я был участником. Получил в положенное время звание старшего лейтенанта, и дальше так и пошло, все звания — без задержек.

Как раз из Германии героя нашей публикации направили служить в Ковров – на должность командира мотострелковой роты в войсковой части, которая базировалась в нашем городе. Армейская карьера двигалась по-военному — четко и быстро, но и выходных у молодого офицера практически не было. Одна должность сменяла другую, с каждой сильнее повышался градус ответственности. После военной академии Ильдар Габдрахманов вернулся в Ковров. Время пришло непростое: 90-е годы, развал Союза, советская армия перестала существовать. Вместо нее появились Вооруженные силы России. Служба продолжалась… Отдав армии более 30 лет, Ильдар Рафикович ушел в запас в звании полковника с высокой должности — заместителя начальника штаба дивизии. Началась гражданская жизнь.

Почти как в армии

— Уволился я в конце 99-го, на тот момент мне был 51 год, — продолжает мой собеседник. — Несколько месяцев перерыва, а потом пришел в ГОиЧС. Система работы знакомая — почти как в армии. Мне тут, честно признаюсь, понравилось. Да и ответственности чуть поменьше. В обязанности входит разработка учений, организация мероприятий, координация действий с городскими структурами — задач перед нашей службой поставлено много.

И это только на словах все так лаконично звучит, на деле – за каждым словом огромный объем работы. Впрочем, рассказывая про свою службу в ГОиЧС, мой собеседник больше говорил о своих подчиненных, чем о себе. Про отряд спасателей, который всегда — в самом пекле, на серьезных пожарах взламывают двери, выводят людей; на страшных авариях – тоже спасают, аккуратно извлекая зажатых в металле водителей, пассажиров… иногда, к несчастью, только тела. Такая вот суровая мужская работа.

— Люди в этом плане у нас подготовленные, психически устойчивые. Такие картины приходится видеть… Но не припомню, чтобы кто-то из ребят отказался выполнять поставленную задачу. Выезжаем по звонкам – иногда до 15 раз за сутки, в год – более тысячи выездов. От «спасти котенка» до ликвидации последствий крупной ЧС – помните, взрыв газа на улице Зои Космодемьянской? Действуем совместно с пожарной службой, с ГИБДД, с другими структурами. Организуем систему гражданской обороны, а также учения — на предприятиях, в школах, больницах, детских садах, — кратко перечисляет Ильдар Габдрахманов.

Рассказывает, как сотрудникам службы – в том числе и по телефону — приходится выводить из леса заблудившихся грибников; как несколько лет назад – почти в  круглосуточном режиме – работали на пожаре в Ащеринском карьере на мусорном  полигоне. Ильдар Габдрахманов поясняет, что на все сложные случаи старается обычно выезжать сам – иначе есть риск принять «воздушное» решение – такое, которое  просто невозможно исполнить.

— Обязанности наших специалистов разделены: один отвечает за безопасность на воде, другой – за пожары, в ведении третьего, к примеру, защитные сооружения… Есть у нас и курсы ГОиЧС – то есть сотрудников для себя мы можем подготовить и сами. Есть своя техника, противогазы, другая защитная амуниция, спасательный инструмент. Недавно, благодаря области,  закупили новый полностью оборудованный  автомобиль. Старая  машина буквально дышала на ладан.

Слушая Ильдара Рафиковича, понимаю, работу со своими подчиненными он постарался организовать «как в армии». Благо структуры друг к другу близко.

— Когда только на эту службу пришел, в коллективе было немало бывших военных. Часто между собой вместо имени-отчества мы даже переходили на воинские звания, — улыбается он. – Такие вот армейские привычки остались. Мне это по душе. И когда все быстро, четко, слаженно выполняется. Когда экстренное реагирование действительно экстренное. Но при этом в коллективе сохраняются мирные, дружные, уважительные отношения.

Мирно и дружно

Ильдар Рафикович признается: он не помнит, чтобы его достаточно сложное имя кто-нибудь когда-нибудь перепутал. Разве иногда назовут Эльдар – это бывает, но не так, чтобы совсем переделать на русский манер… Хотя по национальности он и татарин и с уважением относится к обычаям предков, однако на родном языке уже практически не говорит. Поясняет просто:

— Мои родители знали татарский, но сам я всю жизнь прожил в русскоговорящей среде. В семье меня всю жизнь окружают люди самых разных национальностей, но говорим мы все на одном языке. Я вот и женат на русской, а мой родной брат – на латышке, другой – на мордвинке, много немцев в родне.

Тем не менее Ильдар Рафикович всегда не прочь отведать татарские блюда (жена Софья Васильевна хоть и русская, но отлично готовит азу); а также поздравить родственников, которые чтят национальные традиции, с главными мусульманскими праздниками – Ураза- и Курбан-Байрам.

Дети Ильдара Рафиковича уже носят совершенно привычные нам русские имена: Игорь и Юлия. А родные люди живут в разных уголках России – от Кубани до Сибири — мирно и дружно, как раз так, как и любит наш герой — Ильдар Рафикович Габдрахманов.

Мария ТОМИНА.

Фото Бориса НИКИТИНА.

0 комментарий
0

Вам может понравиться