Главная Новости ПАМЯТИ ДОСТОИН

ПАМЯТИ ДОСТОИН

опубликован manager

«Памяти достоин» – статья под таким заголовком была опубликована в «Знамени труда» ровно 50 лет назад,  22 июня 1971 года, в день 30-летия начала Великой Отечественной войны. Настало время выполнить завещание ветеранов.

Хотя заголовок звучит в единственном числе, ветеран-фронтовик, поэт и журналист А.П. Шабалин написал не об одном человеке, а о бронепоезде «Ковровский большевик». А значит, о сохранении памяти о многих наших земляках, которые участвовали в проектировании и изготовлении бронепоезда, оснащении его оружием и, конечно, о тех, кто в команде добровольцев ушел на фронт в декабре сорок первого.

Начал он с разговора, услышанного во время экскурсии в Муроме, где уже в то время стоял необычный памятник – макет бронепоезда «Илья Муромец», построенного в городе на Оке в 1942-м. Тогда кто-то из молодых экскурсантов сказал: «А почему бы и нам не увековечить ратный подвиг бронепоезда «Ковровский большевик»?»

Напомнив о создании нашего бронепоезда осенью 1941 года в самые тяжелые дни обороны Москвы, об основных вехах его боевого пути, А.П. Шабалин предложил последовать примеру муромцев: «Создать копию бронированной «Овечки» (паровоза серии «Ов» – примеч. В.Н.) не так-то трудно. А вечной стоянкой для паровоза могла бы быть площадь Победы…»

Александру Павловичу не суждено было дождаться не только осуществления своего предложения, но и даже каких-то попыток приступить к созданию памятника. Хотя эту страницу военной истории Коврова не забывали. В 1978 году в книгу «Коврову – 200 лет» вошел посвященный бронепоезду раздел главы «Все для фронта, все для Победы!». Его написал (как и ряд других разделов книги) ветеран трудового фронта, журналист и краевед В.А. Григорьев, работавший всю жизнь, еще с предвоенных лет, в стрелково-пушечном производстве завода имени В. А. Дегтярева.

В 1987 году В. А. Григорьев напомнил о предложении А.П. Шабалина – снова в «Знамени труда», в статье «История и мы»: «В ту суровую осень сорок первого, когда враг остервенело рвался к Москве, бронепоезд был построен и вооружен за два месяца. Зато повторить его в макете не удосужились и за 16 лет. А пока проект ожидает благоприятствующего решения, следовало бы на здании железнодорожного вокзала укрепить памятную доску: «По указанию ЦК партии 18 декабря 1941 г. отбыл на оборону Москвы бронепоезд «Ковровский большевик», построенный трудящимися Коврова». Как это сделано, например, на станции Перми».

Может быть, как раз в тот момент наступали не лучшие для такого предложения времена, когда перестройка обернулась распадом страны и затяжным кризисом. Труженик тыла, как и ветеран-фронтовик, тоже не увидел ни памятника, ни мемориальной доски.

Сейчас мы гораздо больше, полнее, точнее знаем и историю создания, и боевой путь «Ковровского большевика». Когда полвека назад А.П. Шабалин писал, что бронепоезд построен тружениками нашего города на свои средства, во внеурочное время, он, конечно, знал, но не мог сказать, откуда взяли оружие. Тогда еще не настало время говорить в открытой печати о Коврове как городе оружейников. В отличие от «Ильи Муромца» и других бронепоездов, построенных в разных городах, на нашем не было установлено ни одного ствола, полученного откуда-то со стороны – только пулеметы и автоматические пушки, изготовленные сверх  плана здесь же, на заводе № 2 Наркомата вооружения (послевоенном заводе имени В.А. Дегтярева).

Известно теперь и о роли эвакуированных в Ковров специалистов брянского завода «Красный Профинтерн» – для многих из них создание бронепоездов было основной специализацией. Но даже для них подготовить проект оказалось непросто. Здесь-то пришлось обходиться тем оборудованием, материалами, которые нашлись на машиностроительном заводе Наркомата путей сообщения (так именовался в войну экскаваторный завод) и других предприятиях. Строили и вооружали всем городом, всем миром – следует учесть, что в то время производственными подразделениями завода № 2 были ставшие после войны самостоятельными Ковровский  механический завод и Конструкторское бюро «Арматура». Топочный завод имени Малеева и Кангина (будущий КЭМЗ) в начале осени 1941-го также по приказу наркома Д.Ф. Устинова был включен в состав завода № 2 на правах филиала. Внесли свой вклад в общее дело и работники железнодорожного узла станции Ковров.

18 декабря 1941 года после торжественного митинга бронепоезд отправился сначала в Подмосковье. Там его приняла комиссия во главе с начальником Главного автобронетанкового управления Красной Армии генерал-лейтенантом Я.Н. Федоренко (бронепоезда Великой Отечественной входили в структуру бронетанковых войск).

«Ковровский большевик» не стал самостоятельной боевой единицей – на нем не хватало артиллерии крупного калибра. Когда в том же Муроме позднее приступили к строительству «Ильи Муромца», то пушки для него получали с артиллерийских заводов, а пулеметы ДТ – из Коврова. Наш бронепоезд был включен в состав 43-го отдельного дивизиона бронепоездов и благодаря скорострельному автоматическому оружию разного калибра (от пулеметов до 20-мм авиапушек) усилил огневую мощь дивизиона в противовоздушной обороне. Это помогло уже в первых боях весной 1942 года успешно отражать атаки вражеской авиации и сбить несколько немецких самолетов.

В 1943-м построенный при участии брянских специалистов и рабочих бронепоезд участвовал в освобождении Брянска, а потом были Белоруссия, Украина.

На разных участках фронта действовали бронепоезда, у которых вооружение было мощнее, и они смогли нанести врагу больший урон. Но наш «Ковровский большевик» был первым среди построенных на территории Владимирской области (в ту пору – Ивановской) – и построен и вооружен полностью своими силами в самые тяжелые дни войны.

Даже газета «Известия» в конце декабря 1941 года опубликовала информацию о бронепоезде, отправленном на фронт из Ивановской области. В ней не указан город и нет названия бронепоезда (поскольку оно раскрывало бы место строительства). Но сопоставляя скупые факты, можно с абсолютной уверенностью сказать, что речь идет именно о нашем бронепоезде, других в Ивановской области в 1941 году не было. Сам факт публикации такого сообщения на первой странице одной из ведущих газет страны показывает значение этого подарка трудящихся города воинам Красной Армии.

А что же с увековечением памяти? Ведь прошло уже  полвека с публикации А.П. Шабалина в газете «Знамя труда». Да, наверное, по его предложению можно сделать замечания. Может быть, более оптимальный вариант предлагал В.А. Григорьев – мемориальная доска или какой-то иной мемориальный знак на здании (или рядом со зданием?) железнодорожного вокзала – весь боевой путь «Ковровского большевика» был на рельсах железных дорог. Но в любом случае, если браться за это, то пусть знак будет достойным, заметным, а не просто информационной табличкой. Тем более что и в поездах сейчас объявляют о прибытии не просто на очередную станцию, а в «город воинской славы Ковров».

Кто-то может заметить, что о бронепоезде уже сказано на одном из картушей в монументальном комплексе на площади Воинской славы: «Проявлением патриотизма стало вооружение и отправка на фронт бронепоезда «Ковровский большевик», построенного трудовыми коллективами Коврова». Но в композиции монумента этот факт приведен в ряду других примеров работы тылового Коврова для фронта, для Победы. И упоминание здесь же о наших земляках – Героях Советского Союза – не заменяет Аллею Героев (с ее реконструкцией и расширением) и установку новых мемориальных знаков в честь отдельных Героев. А приведенная на других картушах информация о ковровском оружии Победы опять же не стала помехой для установки новых мемориальных досок и открытия Сквера Оружейников в честь создателей этого оружия.

Давно увековечена память о построенных в разных городах бронепоездах – не только в Муроме и Перми, о чем писал еще В.А. Григорьев. В Тульском военно-историческом музее несколько лет назад бронепоезд «Тульский рабочий» стал военно-мемориальным комплексом на территории железнодорожного вокзала с экспозицией для посетителей.

Вот и память о нашем бронепоезде, о тех, кто его проектировал, строил, вооружал, о добровольцах, которые, отказавшись от положенной им брони, отправились на бронепоезде в бой и пронесли по разным фронтам его имя – эта память, несомненно, заслуживает большего, чем лаконичное упоминание в композиции пусть и одного из главных монументов города.

Через полгода исполнится 80 лет со времени завершения строительства бронепоезда и отправки его на фронт, чуть позже – 80 лет со дня его боевого крещения. Значит, у нас еще будут поводы вспомнить об этой странице истории нашего города. Наверное, настало время вернуться к давным-давно, еще полвека назад опубликованному в единственной тогда городской газете предложению ветеранов. Предложению, которое со временем стало их завещанием. 

Владимир НИКУЛИН,

заведующий техноцентром ОАО «Завод имени В.А. Дегтярева».

Фото:

Бронепоезд «Ковровский большевик» с командой добровольцев, декабрь 1941 г.

Александр Павлович Шабалин.

Статья «Памяти достоин». «Знамя труда». 1971 г. № 102. 22 июня. С. 4.

Фрагмент монументальной композиции на площади Воинской славы.

0 комментарий
0

Вам может понравиться

Оставить комментарий

Меню
Газета