Главная Новости ПОИСК ПОЭЗИИ В ПОВСЕДНЕВНОСТИ

ПОИСК ПОЭЗИИ В ПОВСЕДНЕВНОСТИ

опубликован manager

…Еду в автобусе в музей. На одной из остановок входят первоклассник-крепыш с огромным розовым рюкзаком за спиной и бабушка с сумкой для «сменной обуви».

— Баба, а ты мне конфеток купила?

— Купила, зайчик.

— В фантиках?

— В фантиках.

— Точно, в фантиках?

— Точно. А какие же еще?

— Я только в фантиках люблю. Приедем, посмотрю, те ли? Что меня, интересно, ждет?

— Те-те, как ты любишь.

Как раз в этот момент и мне невольно подумалось, а что меня ждет в музее на фотопоэтической выставке Андрея Игнатенко? На которую, собственно, и спешу…Наверняка, летящий с трамплина лихой мотоциклист или фотонатюрморт с разрезанным пополам кочаном капусты, тыквой, кувшином, а, может, лунный пейзаж или в стакане, наполненном наполовину водой, букетик клевера; непременно – восход-закат, как-никак выставка фотопоэтическая. Скорее бы увидеть!

…На первом этаже захожу к заведующей методическим отделом музея Любови Плехановой, чтобы ознакомиться с биографией автора выставки. Любовь Николаевна охотно предоставляет материал. Вот выдержки из автобиографии Андрея Игнатенко:

«Родился я в древнем городе Сухуми, у Черного моря, на южной окраине Советского Союза. Впрочем, детское мое понимание Родины никогда не ограничивалось Абхазией и включало всю его территорию. Это и до сих пор так. Лет до 10 я рос без отца, покуда не усыновил меня моряк-подводник, не дал мне свою фамилию и не увез из субтропиков за полярный круг. Не сразу, но Крайний север затянул, стал родным. Тем более, что море по-прежнему было рядом: Баренцево, и до Белого рукой подать. Недалеко от места их встречи и приткнулся на гранитных сопках городок Островной. Вернуться бы в те красивейшие края с камерой…

… После школы на немалые семь лет «осел»в  городе Обнинск, где успешно не закончил институт атомной энергетики. Не сложилось, не мое…

…В поезде Москва-Мурманск, сойдя на конечной станции, я оставил букет роз и свое сердце…Не стала бы Таня моей женой, другом и соавтором будущих выставок, не сделай я в дороге несколько снимков интересной студентки-проводницы с выразительными глазами. Не нашлось бы повода написать письмо, вложить в него фотографии со стихами на обороте и отправить на абонентский  ящик в город Тверь, куда, недолго спустя, я перебрался и где мы сняли квартиру на берегу Волги в доме, где годом позже замечательный сосед по площадке одолжил мне «Зенит» поснимать нашу с Таней новорожденную дочь, а заодно немного рассветов, туманов и закатов. А потом пленка закончилась, а болезнь уже началась. С переездом во Владимир (папа получил здесь квартиру), между диваном и телевизором в первую свою квартиру был приобретен новенький «Зенит». Это ли не судьба?

Больше 20 лет прошло с тех пор. Влюбленность в город, в архитектуру, в природу, в здешних людей переросла в привязанность, в любовь. Была первая выставка в Твери, сопровождаемая стихами, которые я пишу с юности. В какой-то момент это увлечение захватило меня целиком, но потом отошло на второй план, уступив первенство фотографии. К фотопоэзии я снова вернулся не так давно, на одной из поздних выставок, когда решил, что нашел СВОИ слова. И вновь показалось интересным соединить визуальное и вербальное искусство, а на открытии выставок, благодаря дочери-музыканту и ее друзьям, звучит еще и русская музыка.

Стихи пишу по-разному: некоторые по конкретной фотографии («Русский двор», «Ангел над храмом», «Вечерняя смена», «Чужая весна») или просто на тему («Город», «Там, где я не был», «Неслышная музыка»). Постепенно прояснилась тема творчества, лейтмотив – это классический русский пейзаж, единство природных и рукотворных ландшафтов, это провинция, не убитая еще урбанизацией; малые города, села, реки, луга, поля и пашни. Принято считать, что русская природа неярка и неброска. По моему мнению, по экспрессии, колориту и контрастам она не уступит африканским тропикам. («Алый краешек солнца», «Домотканый ковер», «В примерочной весны»). Ее динамичный диапазон непостижимо широк. Чем становлюсь я старше, тем меньше привлекает меня экзотика, все больше хочется искать сокровенное в повседневности («Соло», , «Поцелуй»), передавать через сюжет, краски, оттенки, игру света и тени тончайшие состояния души («Чужая весна», «Прощание»). Я ищу поэзию в самом кадре, в обыденности, повседневности, ведь жизнь пресна и монотонна без нее, а стихи призваны закрутить поэтическую спираль и затянуть в изобразительный ряд в нужном настрое».

…Осталось нам с вами во всем выше написанном удостовериться. Фотокартин – 50, из них 37 посвящены Владимиру и Владимирской области, четыре – морю, четыре – Плесу и Шуе, две – Твери, по одной – Юрьев-Польскому, Ярославлю и Ростову Великому. Это – арифметика, «фантик», а каково содержание? Есть ли здесь та самая, обещанная нам поэзия повседневности, где непременным условием являются дыхание жизни, настроение, эстетическое наслаждение?

Вначале поприсутствуем на открытии выставки. Обаятельные девушки: дочь Андрея и Татьяны – Софья, студентка Московской государственной консерватории, обучающаяся на теоретическом отделении, и ее подружка Ксения Обухова, студентка Московского института культуры, играющая на гуслях, подарили собравшимся мини-концерт. «Картинки с выставки» Мусоргского, «Былина», «Русская свадебная песня», «Русская барыня» очаровали высочайшей техникой исполнения юных музыкантов. С первых аккордов на нас обрушился каскад положительных эмоций от чудесной музыки, пения, плавного движения рук, едва касающихся клавиш и струн. Хочется верить, что выступление этого замечательного дуэта еще не раз нас порадует.

Когда Андрей рассказывал о своем творчестве, о его увлечении поэзией, музыкой, убеждалась в правоте слов прозаика и критика Ильи Сельвинского: «Когда я впервые знакомлюсь с каким-нибудь поэтом, который меня интересует, я всегда стараюсь выяснить, рисует ли он, играет ли на чем-нибудь, поет ли. Положительный ответ укрепляет в убеждении, что я имею дело с подлинным художником».

…Давайте вместе посмотрим работы Андрея, «проверим»: фотографирует он фотоаппаратом или сердцем; видит ли поэтическое в обыденном; коснулся ли струнами своей души – нашей.

Уникальная церковь Покрова-на-Нерли – благодатный объект для фотографа, художника, поэта, для любого, ценящего красоту. К слову, в далекие 70-е годы, когда я была на практике во владимирской школе №25, на одном из уроков обратила внимание, что мальчик, сидевший за последней партой, совсем меня не слушает, а что-то рисует. Подошла. Это был прекрасный рисунок церкви Покрова-на-Нерли. После урока получила этот рисунок в подарок.

У Андрея много снимков, где главный герой – эта  чудная церквушка. «Ангел над храмом» — какой он?  Присмотритесь повнимательнее. Увидеть его дано не каждому, а Андрей увидел.  «Алые флаги» — что это? Кто-то подумает: наверно, фотограф сфотографировал митинг или демонстрацию. Ошибаетесь, дорогие,  — оранжево-огненный во все небо закат!

Наш фотомастер прекрасно понимает, что утренние и предвечерние часы – наиболее удобное время для пейзажной съемки. Пример тому – «Вечерняя смена», а чтобы оживить водную поверхность он выбирает не только закат, но и лодку, рассекающую зеркальную гладь реки. Обогащает снимок и стихами. («…река текла куда-то, лениво отражала дома в огне заката…»).

Очарователен «Поцелуй» — утро, набережная, целующаяся парочка – кстати, именно этот снимок на визитке Андрея (100% — ное попадание в романтическую натуру фотографа).

Изящно «Соло» — туман на Клязьме; дерево «по колено» в воде любуется своим отражением. «Золотая весна», «Акварель», «В примерочной весны», «Кружева»; «Перелетные листья», «Домотканый ковер». «Неслышная музыка». «В золотом окладе» — сколько здесь света и цвета, контраста, таинства и призрачности!

«Яблочный спас» — настоящая находка для мастера. Прав тысячу раз Александр Суворов: «Удивить – победить!».

Ни за что не догадаетесь, кто «Отбился от стаи» — не раскрою секрета, сами посмотрите.

«Море, море, преданным скалам ты ненадолго подаришь прибой…» — поется в песне. Вряд ли, найдется тот, кто не любит море, а уж те, кто жил у моря, его не забудут никогда. Андрей «дарит» безбрежной водной глади «Сны о море», «Белую регату», «Пикассо», «Мертвый сезон» — здесь нет сентиментальности, красивости, щемящей тоски – как мы ни любили бы море, но оно вполне может обойтись и без нас.

«Август», «Муар» — сдержанность красок не может удержать от желания там побывать, окунуться в простор, тишину, безмятежность.

…Обо всех работах автора и не расскажешь, да и не за чем – их нужно видеть, чтобы убедиться, что это не фотографии, а фотокартины.

Автору выставки удалось через них приобщить к беседе зрителя, а где-то и поспорить – главное, взволновать, убедить: в потоке жизни всегда можно найти поэзию!

Лидия ТАЛЫШКИНА.

Фото автора..

0 комментарий
0

Вам может понравиться

Оставить комментарий

Меню
Газета