Главная Знай наших... МИР ЛЮБВИ ВИКТОРА БЫЧКОВА

МИР ЛЮБВИ ВИКТОРА БЫЧКОВА

опубликован manager

3 ноября в Ковровском историко-мемориальном музее открылась персональная выставка заслуженного художника России, нашего земляка Виктора Бычкова. Для города, музея, ковровчан – это, несомненно, событие! Но даже не потому, что заслуги и регалии Виктора Бычкова трудно переоценить (а это действительно так – он участник многих, в том числе всероссийских и международных выставок, художник, чьи произведения украшают залы музея Российской академии художеств, Владимиро-Суздальского музея-заповедника, Государственного музея изобразительных искусств Татарстана и других музеев нашей страны, а имя его занесено в энциклопедию «Лучшие люди России»)…, а потому, наверное, что прикосновение к его живописи, как прививка от всего наносного, безвкусного, грубого, а главное — чуждого русской душе… В 2002-м году Виктор Бычков написал одно из своих самых грандиозных полотен – «Нашествие» (копия которого потом была подарена главе государства Владимиру Путину). Внимательный зритель, несомненно, помнит эту картину, на которой запечатлены вражьи силы, рвущиеся в Божий храм, и народ, из последних сил сдерживающий этот  натиск… Так вот, кажется, и сам художник – там, впереди, среди последних защитников нашей исконной русской культуры, своим светлым творчеством сдерживающий пошлый аляповатый мир, пытающийся покрыть и заполонить у нас все…

С Виктором Бычковым мы встретились незадолго до предстоящего вернисажа. Скромный и отзывчивый человек, несмотря на свою занятость и постоянное место жительства во Владимире, он сам приехал в редакцию и на мои далекие от совершенства вопросы отвечал столь искренне и внимательно, что в результате разговор действительно получился… Получился откровенным и непростым: о жизни, творчестве, русской провинции, о том, что сейчас волнует и тревожит душу художника. 17 октября Виктор Алексеевич отметил 65-летний юбилей. Дата немаленькая – такая, к которой люди обычно приходят с богатым багажом опыта, знаний, понимания того, что важно, а что нет в этой жизни, и «наша» ковровская выставка тут, как промежуточный итог, искренний диалог со зрителем.

— Мне хотелось бы, чтобы эта выставка была душевной и позитивной, — признается художник, — православной… Но чтобы все-таки имела горчинку – привкус современного времени. Я старался подготовить для нее самые интересные, самые ценные для меня работы, показать, назовем это так, мой золотой фонд, в котором есть и жанровые картины, и натюрморты (один из любимых мною жанров), ряд портретов и, конечно, пейзажи нашего края…

…Действительно, пытаясь объять необъятное, понимаешь: искусство Виктора Бычкова разнообразно, как сама жизнь — в нем красота и горечь, совершенство созданного Богом и мира и те «улучшения», которые привносят в этот мир люди… Если оглянуться вокруг и подумать, то нетрудно заметить, что самое прекрасное, поэтичное, наполненное смыслом и духом то, что дано нам изначально – солнечные лучи, играющие в пожелтевшей листве, скромные цветы, робко украшающие собой поля, по осени – богатый урожай: налитые соком – вот-вот брызнут – яблоки, прозрачный виноград, хрустящая, крепкая тугая капуста… да-да, капуста, которая кажется во сто раз вкуснее и полезнее многих изысканных блюд… Все это настоящее, подлинное богатство отражено в натюрмортах художника таким, какое оно, собственно, и есть… Вот, говорят, Бог – самый лучший художник… Что правда, то правда. Но иногда Он дает человеку талант показать сотворенную Им красоту, и тогда зритель сразу понимает каким-то непостижимым внутренним чувством: «Да, это создано по воле Божией и в прославление величия Его!»

Такими я увидела картины Виктора Бычкова. В них – бесконечная любовь к миру и к людям – наглядное воплощение первых евангельских заповедей…

***

Родом из провинции, родом – из Коврова. Пожалуй, это обстоятельство в своей жизни Виктор Алексеевич считает настоящим благословением. Почему – скажем позже. Но оглядываясь назад и выделяя главные этапы или, если можно так сказать,  вехи своего творческого пути, вспоминая, ЧТО же  так сильно повлияло на него, как художника, мой собеседник, в первую очередь, называет художественную студию Эмиля Красавина, созданную когда-то при ковровском Дворце пионеров. Это было очень важное время долгих бесед, становления мировоззрения, приобщения к большому искусству, вспоминает художник. Позднее было Ивановское художественное училище, а потом – Петербург, знаменитая академия художеств имени Репина – тоже этап… как говорит он сам, зарубка на жизненном пути.

— В академию я поступал уже после армии. Это был 1982-й год. Поступил не с первого раза – конкурс был огромный, абитуриенты ехали со всей России и стран ближнего зарубежья – слово «художник» тогда звучало престижно! В Ленинграде учился, работал, жил в общей сложности десять лет. Это многое мне дало, в том числе запас прочности на долгие-долгие годы. Потом была аспирантура в Казани под руководством Хариса Абдрахмановича Якупова. Мудрейший был человек, крупный художник, мне очень с ним повезло.

После учебы Виктор Бычков вернулся в Ковров – признается:  «Это было очень правильное решение. В больших городах в эпоху соблазнов и искушений легко потерять себя – бежать, бежать, как белка в колесе, и в конце концов раствориться в этой вечной гонке неизвестно за чем…»

В Коврове начался новый этап – жизненный, творческий. Появилась семья, родились дочери – это же целая эпоха для каждого! Параллельно началось создание детской художественной школы на ул. Дегтярева.

— Тоже важная веха. В городе был создан общественный совет по культуре, даже вышли несколько номеров газеты «Голос культуры». Все это было по-настоящему нужно и интересно! Художественная школа открылась в 2006 году. Три с половиной года я в ней преподавал и могу сказать, что это те воспоминания, которые до сих пор греют душу, — улыбается Виктор Бычков.

***

А также параллельно, естественно, как река, текло творчество, без которого Виктор Бычков не представляет своей жизни. Так прямо и говорит:

— Единственное, что я по-настоящему люблю и всегда мог бы делать – это писать. Писать, писать и писать! Весной и летом – цветы. Образы, портреты людей, пейзажи… Даже если устал. Но как только берешь в руку кисть, встаешь у холста — вся усталость уходит. Думаешь: «Только бы времени хватило!»

— Менялось ли вместе с этапами жизни ваше творчество? — спрашиваю у него.

— Наверное, менялось. Где-то в своей сути, в глубине. Ведь каждый человек с годами мудреет. Какое оно, мое творчество? Им я говорю о своей малой родине, о провинции и через нее обо всей нашей сегодняшней жизни. Но вот это мое отношение, моя любовь и мое уважение к родным местам, к миру, к людям  — они с годами не поменялись, а, может быть, даже укрепились еще больше. Я сторонник реалистической школы живописи – считаю, что именно она позволяет художнику разговаривать со зрителем на доступном, понятном, естественном для него языке. Здесь не нужна никакая манерность – надо просто любить, что ты пишешь, кого пишешь и для кого, а техника — это второстепенное, сопутствующее…

***

Несмотря на разнообразие творческих тем, главным для себя жанром Виктор Бычков считает философскую жанровую картину. Явление редкое для нашей провинциальной действительности. А от того еще более ценное, хотя, наверное, и не все это понимают.

— Сказал бы, что жанровая картина не просто редкий выбор сейчас, она практически умерла, — с горечью в голосе продолжает Виктор Алексеевич. – По сути, жанровая картина никому не нужна! Ну, кроме самого автора… и зрителя. А вот зрителем своим мы очень дорожим. Его мнение — важный критерий: что говорит, что думает. У меня есть круг людей, чье мнение мне ценно и дорого.

В Центре изобразительных искусств во Владимире находятся три монументальных полотна кисти Виктора Бычкова: «Родня», «Нашествие», «Несение креста»…

— Люблю такие корневые названия. Они многое дают понять о произведении, о самом авторе. Эти картины написаны в разное время, но все они отразили мое творчество, — делится художник. – У нас где-то с 90-х началась такая тенденция, что искусство должно быть вне политики, вне идеологии. Но мне кажется, из-за этого искусство мельчает. Мы живем в мире, мы с ним соприкасаемся и должны как-то на него реагировать. Тем более художники – уверен, они должны глубоко и искренне реагировать на вызовы времени. Переживать его! Вот сейчас погибает, можно сказать, уже погибла русская деревня. Настоящая, глубинная… дачники не в счет. Стоит только заехать поглубже и прекрасно видишь, что произошло. Сколько людей просто умерло в деревнях в 90-е годы. Это же трагедия…

— У вас есть картина «Русь современная», или она еще называется «Деревня Русино. Дорога на Москву», где деревенский домик с резными наличниками буквально перекрыт сушащимися на веревке яркими полотенцами: в пальмах, звездочках американского флага, с обнаженными красотками и в виде стодолларовой купюры. Это то, что убивает нашу деревню?

— И это тоже. Новое, агрессивное, чужеродное, оно забивает окна нашего русского дома. Это же все взято с натуры. И дом с удивительно красивой резьбой, и полотенца, которые раньше, помните, продавали на обочине. Когда я их впервые увидел – это был шок, они просто поразили меня своей символичностью. Кто-то может подумать, что я написал слишком в лоб. Но мое творчество закладывалось в 90-е, в эпоху жестоких ломок, когда никто не говорил, даже не думал о сохранении русского народа. И надо было что-то делать, реагировать.

Символичность тщательно продуманных деталей и правда — очень характерна для творчества Виктора Бычкова. Иногда вот такая, резкая. Когда деревенский покосившийся колодец, отраженный сбоку в виде креста, завешан жуткими объявлениями и афишами: «новое ночное эротическое шоу», «купим боевые награды», «продам дом под снос» и т. д. Иногда более скрытая. Поражают, например, изображенные на картинах оклады икон без ликов. Неужели это о нашей сегодняшней духовности с ее внешней обрядовостью, показным благочестием, но часто отсутствием внутренней сути?

***

Провинция, малая родина – как много значат для художника эти слова. Это понимаешь сразу, внимательнее взглянув на его полотна.

— Почему провинция так важна? И для Руси, и для современной России? Сейчас очень многие стремятся уехать в столицу или хотя бы в большие города, продолжает Виктор Бычков. — Но я считаю, именно провинция сохраняет душу нашей страны. Провинция – душа России, если хотите. Почему я так уверенно говорю об этом? Последние десять лет у меня было очень много поездок  — это  и вся Владимирская область, и Рязанская, и Нижегородская, Саратовская, Костромская, Ивановская, Вологодчина… Расписывал и большие кафедральные соборы, и маленькие сельские храмы. И вот, что хочу сказать. Народ в провинции живет незатейливый, доверчивый, умный, трудолюбивый, а самое важное — к вере он ближе, к нестяжательству склонен. Большие города часто выбивают людей из колеи. Главной целью и смыслом жизни становится заработать как можно больше. В провинции тоже деньги нужны, там еще труднее люди живут. Но праведников там все же больше. Сколько святых дала провинциальная земля даже в 20-м веке: Иоанн Крестьянкин, Матронушка Московская, Матронушка Анемнясевская, Афанасий Ковровский – можно продолжать и продолжать. Провинция нужна для сохранения русской души, русского мира, она подпитывает нас. Кто после революции сохранил храмы на русской земле? «Белые платочки» — женщины, которые стояли рядом с ними и не давали их разрушать. А помните жен-мироносиц, которые остались верными Христу до конца? Это действительно символ жертвенности и мужества, и для меня, как для художника, женская тема тоже очень важна. Женщины столько выносят на своих плечах! Первый вариант картины «Несение креста» как раз посвящен русским женщинам.

Конечно, рассказывая о художнике Бычкове, про монументальное полотно «Несение креста» нельзя не сказать. Название у него говорящее. И в 2016-м году Виктор Алексеевич написал второй вариант этой картины – обобщенный образ: где под тяжестью креста согнулись русские люди всех возрастов и сословий. Согнулись, но идут и несут его… так и наша страна несет сейчас тяжкий крест сохранения традиционных ценностей, семьи, православия в этом мире… сохранения духовности.

***

Роспись храмов… большая любовь и громадная ответственность. На вопрос, как к этому пришел, художник ответил, что и не приходил вовсе, что православие всегда было для него той естественной средой, которой он живет, дышит, в которой черпает вдохновение. В Коврове лики, написанные Виктором Бычковым, можно увидеть и в Христо-Рождественском соборе, и в недавно освященной «зидовской» часовне в честь святого Георгия Победоносца. Уже не первую осень он работает в кафедральном Вознесенском соборе Касимова.

— Огромный, очень красивый храм на площади. Расписываю его потихоньку, когда появляется возможность. Честно скажу, в таких поездках по разным местам для меня открывается Русь – совершенно сказочный Касимов, Вичуга – там тоже просто изумительный собор, украшенный с внешней стороны евангельскими сюжетами, выполненными майоликой – просто чудо какое-то; Шуя, Дунилово, Родники, Арзамас. Какие это интересные места! В них еще сохранилось наше,  русское — хотя бы в архитектуре, неполоманное, непеределанное. Даже если не брать храмы. Такой фантастической красоты наличников, как в Арзамасе, например, я не видел больше нигде. Или вот село Васильевское за Шуей, где понемногу возрождается мужской монастырь. Это же величие, мощь, красота! Нужно просто быть открытым к этому, знать, что это наша история, любить ее. Как люди строили тогда, возводили высоченные колокольни, поднимали купола без нынешней строительной техники, без кранов, без вертолетов? Такая вера у наших предков была! Она может вызывать только восхищение их духовными подвигами.

Вот и о себе когда-то Виктор Бычков написал – перед одной из выставок его попросили это сделать – как о художнике, который пошел по Руси искать следы, какие-то крупицы нашей великой духовной культуры, которая поломалась и растворилась, но все равно еще показывается пытливому неравнодушному взгляду то в скромной вышивке или кружевах, то в зодчестве, то в старинном окладе.

— И сердце кровью обливается, когда видишь, например, храм в Пантелеево на горЕ – когда-то прекрасный, мощный, а сейчас — никому не нужный…

Вот таким получился наш разговор. Уже на пороге, собираясь уходить, Виктор Алексеевич неожиданно оглянулся:

— Вы не смотрите, что я все время улыбаюсь, даже когда говорю о таких серьезных вещах. Это своего рода защита от непонимания. На самом деле, для меня все эти темы очень глубокие и важные, потому что это и есть моя жизнь.

Инна БУЛАТОВА.

Фото из архива семьи Бычковых и Ковровского историко-мемориального музея.

P. S. В настоящее время Виктор Бычков работает над еще одним монументальным полотном, которое, как признается, ему хотелось бы показать после завершения. Может быть, в будущем в Ковровском музее нас ждет еще одна выставка? Выставка одной картины. «Но не будем загадывать, ладно?» — попросил напоследок художник.

0 комментарий
1

Вам может понравиться