Главная Новости ОФИЦЕР ВМФ, СРАЖАВШИЙСЯ В НЕБЕ

ОФИЦЕР ВМФ, СРАЖАВШИЙСЯ В НЕБЕ

опубликован manager

Среди наших земляков, имена и портреты которых мы можем увидеть на Аллее Героев на площади Победы, одни родились в ближних деревнях и в Коврове учились, работали на наших заводах и фабриках, отсюда уходили в армию в предвоенный период. Другие были направлены в наш город издалека для продолжения службы – но опять же из Коврова отправлялись на фронт уже в годы войны, у нас начинали свой путь к боевым орденам и Золотым Звездам (порой успев подготовить в нашем аэроклубе и учебных частях не один десяток будущих орденоносцев).

Но в этом символическом парадном строю на площади Победы есть два Героя, которые в Коврове родились, выросли, учились, начинали трудовой путь, отсюда по повестке Ковровского военкомата уходили в армию и сюда же возвратились после завершения службы, чтобы продолжать работать в родном городе до последних дней жизни. Это командир самоходной артиллерийской установки Павел Ранжев, заслуживший высшую степень отличия в боях за Берлин в победном 1945-м, и летчик-истребитель Владимир Бурматов, удостоенный звания Героя Советского Союза за год до Победы. На минувшей неделе 15 июля исполнилось 100 лет со дня рождения В.А. Бурматова (1921–1986).

Один из первых снимков В.А. Бурматова со звездой Героя опубликован в газете «Рабочий клич» 12 июля 1944 г.

«Это ковровец, это наш!»

Газета «Рабочий клич» впервые о нем написала 12 июля 1944 года на первой странице в передовой статье «Ковровцы на фронтах Отечественной войны» (кстати, именно так – ковровцы – именовали тогда жителей нашего города, именно такой вариант использовали в своих произведениях и наш писатель-земляк С.К. Никитин, и известный мастер военной прозы Э.Г. Казакевич). Там названы фамилии и погибших на фронте добровольцев, и тех, кто продолжал бить врага. А Владимир Бурматов заслужил отдельный мини-очерк в рамках передовой статьи: «Каждая весточка с фронта о награждении земляков встречается ковровцами с большой радостью. О награжденных говорят с гордостью:

– Это ковровец! Это наш, он работал с нами!..

С еще большей радостью встретит население города весть о присвоении звания Героя Советского Союза ковровцу Владимиру Бурматову, а также тт. Носову и Заевскому, работавшим до войны в нашем городе.

 Владимир Бурматов сбил 13 самолетов противника. До присвоения ему звания Героя Советского Союза он был уже трижды орденоносцем. Начав войну рядовым, он стал теперь капитаном. Пошел в армию, не закончив техникума Н-ского завода.

«Ваш сын – наша гордость. Мы бесконечно благодарны Вам за воспитание такого сына, прекрасного воина, честного бойца за честь Родины нашей. Вы дали сыну первое воспитание, и Родина благодарит Вас за это». Так писало командование родителям Бурматова.

Полностью письмо командования авиаполка Александру Николаевичу и Евдокии Семеновне Бурматовым было опубликовано на 3-й странице того же номера газеты. И не только это письмо – вся страница «Рабочего клича» была посвящена земляку-герою. Ведь тогда, летом 1944-го, было кому вспомнить и рассказать, как они еще недавно вместе учились – сначала в школе № 3, потом в школе фабрично-заводского ученичества (в войну школа ФЗУ уже была Ремесленным училищем № 1, а после войны стала Профессиональным училищем №1 имени другого выпускника-героя – погибшего в начале 1944-го И.В. Першутова). Не могли журналисты упустить возможность встретиться с родителями Владимира Бурматова – об этом публикация «В семье Героя».

Александр Николаевич и Евдокия Семеновна Бурматовы родились в крестьянских семьях в деревнях соседнего Вязниковского уезда. Но Александр уже с юности подался в рабочие – сначала в Гороховце, потом до призыва на военную службу успел поработать и в Нижнем Новгороде, и в Москве. А отслужив больше шести лет (включая весь период участия России в Первой мировой войне) на Балтийском флоте на линкоре «Слава», вернулся в начале 1918 года в родные края – но уже в Ковров с его растущими заводами.

Сначала А.Н. Бурматов устроился слесарем в железнодорожные мастерские, а в 1923 году перешел в инструментальный отдел Ковровского пулеметного завода (позднее – завод № 2 имени К.О. Киркижа, ныне – завод имени В.А. Дегтярева), где проработал с небольшим перерывом больше двух десятилетий, стал одним из лучших шлифовщиков, затем мастером и старшим мастером. В семье Бурматовых родились дочь Валентина, а 15 июля 1921 года – сын Владимир.

Александр Николаевич ушел на пенсию по инвалидности незадолго до смерти в 1944 году, но успел встретиться с сыном, который приезжал с фронта в Ковров в июле, вскоре после присвоения ему звания Героя Советского Союза.

– С детства Володя сильно интересовался физкультурой, – рассказывал в те дни отец корреспонденту городской газеты. – Целые дни он проводил на стадионе. Но заветной мечтой была авиация. Книги о летчиках были его любимой литературой.

Первой спортивной (пока еще не боевой) наградой Володи Бурматова стал значок ГТО. А путь к боевым орденам шел не только через физическую подготовку на стадионе, занятия легкой атлетикой, хоккеем, футболом. И не только через чтение книг о летчиках – в Коврове тогда уже была возможность поближе прикоснуться к авиации на занятиях в аэроклубе. Здесь Владимир Бурматов совершил свои первые учебные полеты на У-2.

На защите двух городов-героев

Бурматов В.А.

В армию его призвали в декабре 1940-го, за полгода до начала Великой Отечественной войны. И с первых дней (как оказалось потом – больше, чем на полтора десятилетия) службу он начал в морской авиации – в 8-й авиабригаде ВВС Балтийского флота. Но не на самолете, а в отдельном батальоне связи. Так что до первых боевых вылетов Владимира Бурматова прошло еще полтора года – с участием в обороне Ленинграда в первые месяцы войны, а потом направлением в тыл, на учебу в летную школу в Саранске. Как бы ни были нужны краснофлотцы на передовой – командование думало и о будущих боях и победах, а у Бурматова в активе уже был полный курс Ковровского аэроклуба.

В столицу Мордовии с первых дней июля 1941 года перебазировались учебные и запасные части ВВС Балтфлота, так и оказался далекий от морей город центром подготовки кадров для морской авиации. Владимир Бурматов, окончив учебу, продолжил службу не просто в морской авиации, а в полярной, на Крайнем Севере – защищая от асов люфтваффе подступы к незамерзающему северному порту Мурманск (еще одному будущему городу-герою) и базы Северного флота, морские конвои союзников, обеспечивая атаки наших торпедоносцев против вражеских кораблей.

Свою боевую работу в Заполярье он выполнял уже не на У-2, а на истребителях Як-1, затем И-153. В 1943-м уже не в учебной части, а во фронтовых условиях пришлось в считанные дни осваивать незнакомую прежде полученную от союзников американскую «Аэрокобру». На одноместных истребителях от пилота зависело все – и управление машиной, и огонь по врагу, и взаимодействие с летевшими рядом товарищами.

Сколько же дат из жизни и фронтовой биографии Владимира Александровича Бурматова выпадает на эти июльские дни – и его день рождения, и его краткосрочный отпуск на родину в 1944-м и тогда же – первые публикации о нем в городской газете. А двумя годами раньше – первый боевой вылет молодого летчика 9 июля 1942 года и вскоре первая личная победа, когда он 19 июля в воздушном бою севернее Мурманска сбил вражеский «Юнкерс» (Ю-88).

«Рабочий клич», конечно, не только вспоминал о довоенной жизни Бурматова в Коврове. Рассказать о его боевой работе помогли перепечатки публикаций фронтовой газеты, вот одна из них, под заголовком «Самообладание»:

«Заметив, что на ведущего налетело четыре немецких самолета, Бурматов бросился на выручку товарищу. Три «Мессершмитта» перевели огонь на его самолет, одному из них удалось повредить управление самолетом и ранить летчика. Кабина заполнилась дымом, машина произвольно пошла к земле, но пилот мастерски посадил самолет.

– Когда машина начала беспорядочно падать, – рассказывает Бурматов, – а управление не поддавалось, я хотел совершить прыжок, но мне очень жаль стало бросать любимую машину. Послав ногой немного вперед, я почувствовал, что самолет меня слушается. После этого я все свое внимание обратил на посадку. Вот и сел».

С максимально возможными подробностями восстановили ход событий в этом бою исследователи воздушной войны в Заполярье М.А. Жирохов и А. Марданов. 10 августа 1942 года крупные силы немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей попытались разбомбить наш аэродром Ваенга-1, где базировалась почти вся наша ударная авиация. Врагу в тот день помогала и сильная облачность.

«На высоте 3000 – 3500 метров, – описывает один из боевых эпизодов М.А. Жирохов в книге «Асы над тундрой», – один Bf-109F зашел в хвост ведущему второй пары Як-1 сержанту Лапину, но начеку оказался ведомый – краснофлотец Бурматов (будущий Герой Советского Союза). Бурматов атаковал этого мессера, тем самым отбив атаку по Лапину, но тут же был обстрелян вторым «Мессершмиттом-109». Один снаряд попал в водорадиатор Як-1, еще три снаряда пробили правый борт за бронеспинкой и обе плоскости, легко ранив пилота в руку и ногу, кроме того, были перебиты две фермы фюзеляжа, тросы руля направления, трубка водорадиатора, и все же самолет проявил хорошую живучесть, а летчик мастерство и хладнокровие, совершив нормальную посадку на своем аэродроме. Поврежденный самолет требовал текущего или среднего ремонта».

Вот что было тогда за словами Бурматова, что он не воспользовался парашютом, потому что жаль бросать машину. В результате затяжного боя налет немецкой авиации был отбит, с нашей стороны не был потерян ни один самолет ни в воздухе, ни на аэродроме. А ведь для проявившего такое мастерство Владимира Бурматова только-только начался второй месяц его боевой работы.

«Несмотря на превосходство противника…»

Через несколько месяцев, представляя Владимира Бурматова к награждению орденом Красного Знамени, командир авиаполка писал: «Молодой способный летчик. В совершенстве владеет самолетом Як-1… В боях инициативен, настойчив и смел. Несмотря ни на какое превосходство противника, сержант Бурматов первым атакует противника».

Невозможно вместить в газетные заметки и строки наградных листов десятки воздушных боев, в каждом из которых порой секунда может изменить всё. В числе побед В.А. Бурматова – сбитый в 1943 году Ме-109, который пилотировал один из лучших сражавшихся на севере асов противника Ханс Хейнрих Дебрих, награжденный Рыцарским крестом. Дебриху удалось спастись (его подобрал немецкий катер), но получив при этом тяжелое ранение, больше он в боях не участвовал. Кстати, эта победа на счету Бурматова тоже в середине лета – 16 июля.

К середине весны 1944 года Владимир Бурматов произвел 191 боевой вылет, участвовал в 43 воздушных боях, сбил лично 12 самолетов противника и 1 в группе (были и еще предположительно сбитые «Мессершмитты» и «Фокке-Вульфы», по которым не поступило подтверждений), был награжден тремя орденами Красного Знамени. 31 мая 1944 года старшему лейтенанту, штурману 255-го истребительного авиационного полка 5-й минно-торпедной авиационной дивизии ВВС Северного флота Владимиру Александровичу Бурматову было присвоено звание Героя Советского Союза. Кстати, формулировка Указа о награждении звучит так: «О присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу Военно-Морского Флота». Сражавшийся с врагом в небе летчик-истребитель оставался офицером ВМФ, как и потом в послевоенное время, продолжая службу на Черноморском флоте. И на его фотографиях в военной форме среди знаков различия отчетливо видны якоря – эмблема ВМФ.

Бурматов в лагере Суханиха. Газета Раб.клич. 1944 г. 26 июля

Получив отпуск на родину, Владимир Александрович приехал в Ковров уже с медалью «Золотая Звезда» и в звании капитана, встретился и с родителями, и на заводе – с работниками производства, в котором сам трудился до призыва в армию, с учащимися ремесленного училища, с детьми, отдыхавшими в пионерском лагере у деревни Суханиха (заводской пионерлагерь все годы войны в летние каникулы продолжал свою работу). Обо всем этом писали в те дни городская газета «Рабочий клич» и заводская «Инструментальщик» (которые теперь издаются под названиями «Знамя труда» и «Дегтяревец»), из таких встреч тоже складывалась живая связь фронта и тыла ради общей Победы.

Мирные дни краснозвездного аса

После окончания войны Владимир Александрович еще долго оставался в строю, осваивал реактивную авиацию, окончил Военно-воздушную академию, где шла не только учеба, но и беспристрастный анализ опыта боевых действий нашей и вражеской авиации. Сто слушателей Академии – Героев Советского Союза – стали соавторами сборника статей, выпущенного тогда с грифом «Для служебного пользования» и почти 60 лет недоступного для широкого круга читателей. Только в 2005 году гриф был снят и новое издание книги вышло под названием «Сто сталинских соколов. В боях за Родину». Один из авторов – капитан В.А. Бурматов, написавший статью «Воздушный бой с истребителями противника над караваном в море».

В мирное время к его боевым наградам прибавились два ордена Красной Звезды – второй он получил в начале 1957 года, за месяц до ухода в запас в звании полковника.

Вернувшись в Ковров, В.А. Бурматов еще почти три десятилетия работал на заводе имени В.А. Дегтярева контрольным мастером, инженером. В 1975 году, в канун 30-летия Победы в Великой Отечественной войне ему присвоено звание Почетного гражданина города Коврова. Он умер 27 октября 1986 года, похоронен на Аллее Славы на Троицко-Никольском кладбище.

Имя В.А. Бурматова в Коврове носит одна из улиц и школа № 10, а в Мурманской области, где он воевал, еще в конце 1960-х годов установлен бюст на Аллее Славы героев-авиаторов Северного флота в поселке Сафоново.

Книга Сто сталинских соколов (со статьей Бурматова), обложка.

О боевых подвигах нашего земляка пишут авторы книг по истории авиации и войны в Заполярье – причем, такие книги издаются не только в нашей стране. В 1999 году в Лондоне был издан объемный справочник Т. Полака и К. Шоурза, который через несколько лет был переведен на русский язык и вышел у нас под названием «Асы Сталина. Статистика побед и поражений. 1918–1953» (у английского издания название отличается: «Сталинские соколы. Асы Красной Звезды»). В книгу вошла не только информация о В.А. Бурматове, но и две его фотографии: послевоенный портрет и снимок 1943 года, где на фюзеляж его «Аэрокобры» наносится еще одна звезда – в бою сбит еще один немецкий самолет.

Бурматов у самолета Аэрокобра. 16 июля 1943 г.

 

 

А какие-то из ковровских страниц биографии Владимира Александровича, похоже, еще предстоит восстановить и дополнительно исследовать. Вернемся к началу этого очерка, к передовой статье в газете «Рабочий клич» за 12 июля 1944 года, где сказано, что он «пошел в армию, не закончив техникума Н-ского завода». С Н-ским заводом понятно – завод № 2 имени К.О. Киркижа, современный завод имени В.А. Дегтярева. Но если об учебе Бурматова в школе № 3, затем школе ФЗУ (ПУ № 1) и Ковровском аэроклубе известно, то об учебе в заводском механическом техникуме (современном Энергомеханическом колледже КГТА) почему-то забылось. А тогда об этом написали не только в «Рабочем кличе», но и в заводской газете «Инструментальщик» 20 августа 1944 года, в статье заместителя директора техникума А. Калинина. Если так – выходит, и в ЭМК КГТА Героя по праву могут считать своим, недоучившимся по вполне уважительной причине – из-за призыва в Красную Армию.

А документы военных лет, которые продолжают рассекречивать, помогут узнать новые подробности фронтовой биографии Героя Советского Союза, офицера морской полярной авиации Владимира Александровича Бурматова, о котором 77 лет назад, в июле 1944 года с радостью и гордостью говорили: «Это наш, ковровец!»

Владимир НИКУЛИН,

заведующий техноцентром ОАО «Завод имени В.А. Дегтярева»

0 комментарий
0

Вам может понравиться

Оставить комментарий

Меню
Газета