Главная Новости РОДИТЕЛЯМ ХОЧЕТСЯ КРИЧАТЬ В УШИ!

РОДИТЕЛЯМ ХОЧЕТСЯ КРИЧАТЬ В УШИ!

опубликован manager

— Сколько мы говорим, и  все равно – снова и снова — хочется кричать родителям в уши: знаете ли вы, где ваши дети? Куда они идут? С кем? Опасность может подстерегать их повсюду! И неважно, сколько ребенку лет – 7, 10 или 17, до совершеннолетия родители несут за него ответственность!

А у нас так: пока гром не грянет… Все считают, что несчастный случай может произойти с кем угодно, только не с моим ребенком, только не с моей семьей! – на эмоциях начал наш разговор зам. председателя районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Антон СУДЬИН.

Как это страшно!

Двухнедельная жара, не дававшая продыха ни днем, ни ночью, стала в прямом смысле слова убийственной – всего за несколько дней на водоемах области погибло почти два десятка человек, среди которых есть и взрослые, и дети. В три раза больше, чем за весь прошлый год вместе взятый. Два мальчика утонули в Ковровском районе.

— Возраст у них разный. Одному было 15 лет, он окончил 9 классов Малыгинской средней школы, 22 июня пошел с друзьями купаться на озеро Ярцево и… Второму — восемь. Плавать не умел. На карьере Песчаник соскользнул с матраса, а там пятиметровая глубина – взрослые подплыть не успели. Вот такие трагедии…

Недоглядели, недоинструктировали. Почему мальчишки отправились купаться одни? Где были родители? Так родители на работе, скажете вы. И мальчишки-то в первом случае совсем взрослые, разве в таком возрасте кто-то отпрашивается у мамы? Особенно в деревне? Школа свою профилактическую работу провела – вот и роспись в журнале стоит. Родители уверены, что их ребенок плавает хорошо, ведь он уже сто раз ходил купаться один…

Во втором случае мальчик был под присмотром взрослых – что тут вообще может произойти? Почему на него не надели спасательный жилет или хотя бы нарукавники, отпуская на глубину?

— В школах района последние перед летними каникулами уроки всегда посвящены безопасности: ребятам рассказывают, как вести себя в лесу, на озере, дома. Но я уверен, что и родителям как можно чаще нужно говорить об этом с детьми, — считает мой собеседник. — Даже если ребенок уже подрос, и ему 15-17 лет. Объясняйте, контролируйте, запрещайте заплывать на глубину. Родители, вы имеете на это полное право!

Необходимо разработать новые памятки, и мы уже начали это делать. Нужно объяснить людям, как вести себя, если попали в критическую ситуацию: например, в воде свело ногу или стало уносить течением… Как вообще понять, что находящийся рядом с вами человек тонет? Он не будет кричать, звать на помощь – ему в этот момент не до того, силы брошены на то, чтобы не захлебнуться. Голова запрокинута, взгляд не сфокусирован. Спросите его о чем-нибудь — не ответит. Срочно зовите на помощь!

К зам. председателя районной комиссии по делам несовершеннолетних Антону Судьину я пришла поговорить о его работе. Сразу выяснилось — тема неисчерпаема. Это все, что касается детей… и не только. Взрослых в фокусе внимания комиссии тоже много. Предупредить, помочь. Вот и сейчас… какие слова нужно найти, чтобы поддержать потерявших детей родителей?  Как это страшно!

Реагируем на каждый звонок

Но вернемся к работе комиссии. Возглавляет ее глава администрации Ковровского района Вячеслав Скороходов, в состав входят 16 специалистов всех систем органов профилактики: от полиции и МЧС до психологов, медиков, педагогов.

— Работаем в тесном контакте, что позволяет нам максимально быстро решать вопросы различной степени сложности, — продолжает рассказывать Антон Судьин. – Иной раз реагировать нужно молниеносно. Как-то поступил анонимный звонок: в полуразрушенном нетопленом доме проживает семья – мать с двумя маленькими детьми. Женщина частенько надолго уходит, оставляет малышей без присмотра. Спасите, помогите, как бы чего не случилось! Быстро скоординировались, подключив нужных специалистов, выехали по указанному адресу.

— Слава Богу, успели! Восьмимесячный ребенок находился в холодном доме (это был март, помещение не отапливалось) неизвестно сколько, был с головы до ног мокрый, в памперсе, который не меняли дней пять. – А если бы приехали позже?

И это не единственный вопиющий случай. В комиссии оперативно реагируют на каждый звонок – мало ли что там, на другом конце провода. В целом же работа комиссии по делам несовершеннолетних, если официально, строится в соответствии со 120-м федеральным законом — это профилактика, координация ведомств, разработка индивидуальных реабилитационных программ, работа с административными протоколами… За сухой статистикой стоят семьи, судьбы, огромное количество оформленных документов, тысячи решенных проблем.

Пытаемся вытащить

— Есть у нас и неблагополучные семьи, правда, не люблю это слово, предпочитаю говорить «попавшие в трудную жизненную ситуацию», — продолжает Антон Судьин. – Таких у нас 37.

Для каждой разработана специальная межведомственная  индивидуальная программа социальной реабилитации (так называемый «МИПСР»), в соответствии с которой специалисты комиссии стараются эту семью… вытащить из неблагополучия, оказать ей помощь, поддержку на основе тех возможностей, которые предлагает законодательство. Ведь о многом люди даже не знают. Например, о социальном контракте. Заключают его на полгода — на поиск работы, на приобретение предметов первой необходимости. Государство по контракту ежемесячно выплачивает по 12 085 рублей, а человек, в свою очередь, обязуется либо найти  работу, либо отчитаться в совершенных покупках. Деньги – до 100 тысяч рублей — можно получить и на развитие приусадебного хозяйства. Это еще одна мера поддержки для малоимущих. Пожалуйста, ставьте теплицы, выращивайте хоть помидоры, хоть огурцы…

Есть программы, направленные на улучшение жилищных условий:  «специалист на селе», «молодая семья». Так, по последней можно получить субсидию в 30% от стоимости необходимой жилплощади.

— Если люди малоимущие и при этом нуждаются в расширении жилплощади, они могут встать в очередь на получение социального жилья, государство обеспечит им бесплатно, — говорит Антон Судьин. – В районе есть семья, где девять человек детей. Ютятся вместе с бабушкой на 36 квадратных метрах. Переселили ее в резервный фонд, потому что в такой маленькой квартире все просто-напросто не помещаются, а когда дойдет очередь, исходя из нормы 12 кв. метров на человека, семья скорее всего получит сразу несколько квартир.

Хотят, но не все

Информирование граждан, подготовка документов, быстрое оформление – специалисты комиссии стараются делать все, что от них зависит, чтобы люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, а также семьи с детьми жили хоть чуточку лучше.

— К сожалению, не все этого хотят, — констатирует специалист. – Есть семьи, которые привыкли жить в антисанитарных условиях. Взрослые пьют, трудиться не желают, на все попытки их образумить отвечают: «Оставьте нас в покое!» Работать с такими семьями крайне сложно. Тем не менее, когда удается вытащить семью на более достойный уровень (правда, такое случается редко), воспринимается это как серьезная победа.

Замечу, когда человек на своем месте, это видно и по тому, насколько увлеченно он говорит о своей работе. Антон Судьин — точно из этого числа, за каждого подопечного болеет душой, каждую проблему пропускает через себя. Приводит в пример разные случаи: где удалось помочь, где — нет. У одной мамочки три раза изымали ребенка, и это все равно ни к чему хорошему не привело: обманывала, продолжала пить. В результате верить ей перестали, лишили родительских прав. В другом случае повлиять на маму с папой попросил сын – сам приехал в комиссию «поговорить». Стало понятно: в семье нарушена детско-родительская связь, взрослые ребенка не слышат. Подключили психологов.

Кстати, в семьи приходится выезжать часто. По любому сигналу. В крайних случаях детей изымают. На полгода помещают в Ковровский социально-реабилитационный центр «Воробушек». Если совсем маленькие, до трех лет, то в Муромский дом ребенка. С семьей в это время ведут работу.

— Повторяю, это крайние случаи, когда с родителями ребенку действительно находиться опасно, — отмечает Антон Судьин. — Такие решения принимаются коллегиально. Если хотите знать мое мнение, я не сторонник подобных мер, считаю, что для любого ребенка лучше родной семьи ничего быть не может. Какими бы мама и папа ни были, дети их любят, поэтому наша задача – не лишить прав, а помочь сохранить семью, создать в ней комфортные условия для жизни детей. И если у самой семьи это не получается сделать, то помогать, помогать и помогать.

Результат важен

Особая категория состоящих на учете в комиссии  по делам несовершеннолетних –  дети, совершившие административные правонарушения и даже преступления (есть и такие). С ними тоже работают, составляется индивидуальная программа реабилитации, подключается несколько ведомств: полиция, школа, психологи.

— Цель преследуется простая. Поставлен ребенок на учет за курение — чтобы избавился от дурной привычки, за распитие спиртных напитков – чтобы не употреблял… Добились результата – значит задачу выполнили. А если нет? Для чего тогда вообще ставили на учет? – задается вопросом Антон Судьин.

И тут же рассказывает о наболевшем. Самая большая категория детей, стоящих сегодня на учете, — за управление транспортным средством без права вождения. В прошлом году был случай, когда 12-летний паренек упал со спортивного мотоцикла прямо под колеса автомобиля.

— Это настоящий бич в нашем районе! С ГИБДД постоянно проводим рейды. Эпицентр увлечения мототехникой – поселок Мелехово. Но и в других населенных пунктах «лихачей» хватает. При этом родители часто не понимают своей ответственности, того, что ребенок может погибнуть. Проводим колоссальную профилактическую работу. Радует, когда до мам и пап удается достучаться, и они говорят: «Все! Больше ни-ни, пока сын не получит права. Транспорт продаем или доступ к нему ограничиваем». Но бывает, что, несмотря на родительский запрет, подростки продолжают упорствовать: «Что может случиться? Я уже несколько лет катаюсь, управляю хорошо. Не даете – возьму у друзей», — подчеркивает Антон Судьин.

Бесшабашные и крутые подростки редко задумываются о последствиях своих «приключений». Прыгают с высоты, заплывают на глубину, без страха и прав гоняют на мототехнике… Приходится применять меры: в сотый раз проводить беседы с родителями, объяснять, контролировать, запрещать. Мы снова возвращаемся к началу нашего разговора. Дорогие подростки, поймите, взрослые не ограничивают вашу свободу — они просто вас, своих любимых детей, пытаются уберечь от беды. Кто как может и как умеет.

Пока материал готовился к печати, от ГИБДД пришло новое сообщение: в деревне Смехра в дерево врезался 16-летний парень на мотоцикле. Получил серьезные травмы.

Страшная статистика нас так ничему и не учит…

 

Мария ТОМИНА.

Фото из архива Антона СУДЬИНА.

0 комментарий
1

Вам может понравиться

Оставить комментарий